Интервью c А.А.Турчаком: «Инновации - это будущий хлеб детей» Печать

 

     Почему мы проигрываем в соревновании с Западом по уровню инновационного развития, что мешает отечественной науке и промышленности при огромном потенциале быть конкурентоспособными в мировой экономике - об этом рассуждает президент Союза промышленников и предпринимателей Санкт-Петербурга, президент генеральный конструктор ХК «Ленинец», профессор, д.э.н., к.т.н. Анатолий Турчак.

- Анатолий Александрович, достаточно ли существующих правовых основ для развития российской, петербургской экономики на основе инноваций?

- Мы в Союзе давно ведем работу совершенствованию предпринимательской среды, необходимой для ускорения инновационного развития. Под этим наше бизнес-сообщество подразумевает всю совокупность хозяйственных правил - таможенных, инновационных, инвестиционных, налоговых, административных. То есть тех правил и условий, что формируются по большей части в законодательной и исполнительной структурах органов государственной власти.

Заниматься этой работой необходимо, поскольку отечественная предпринимательская среда не способствует активному инновационному развитию. Перед бизнесом стоит совершенно правильная задача, о которой постоянно нам напоминают и Президент, и Председатель Правительства России - обеспечить конкурентоспособность отечественных товаров и услуг в мировой экономике на основе инноваций, инвестиций, масштабной модернизации.

Но условия для развития бизнеса у нас, повторюсь, далеки от совершенства: неявным признанием руководством страны этого обстоятельства можно объяснить и тот факт, что в Сколково создается особенная среда - налоговая, правовая, административная... Посмотрим, что из этого проекта получится, но мы считаем, что адекватные меры, способствующие развитию инновационных процессов, должны быть приняты во всей стране, не только в Сколково.

Отсутствие прочного правового фундамента для развития экономики на основе инноваций, стало, например, прямым следствием утраты конкурентоспособности как российской, так и петербургской машиностроительной продукции на мировых рынках. Экспортные поставки падают, сегодня они в разы меньше объемов импорта.

Отечественному бизнесу стало выгоднее закупить инновационное оборудование и технологии за рубежом. Например, экспорт машиностроительной продукции вне стран СНГ составил в 2009 году менее одного миллиарда рублей, а импорт - 5,7 млрд. Мы развиваем чужую экономику, в другие страны уходят налоги, заработная плата и инвестиции, которые заложены в стоимость импортируемого товара. Вот плата за неблагоприятную предпринимательскую среду в нашей стране.

Именно об этом прямо заявил Президент РФ Д.А. Медведев, цитирую: «....привычка жить за счет экспорта по-прежнему тормозит инновационное развитие. Российский бизнес до сих пор предпочитает торговать тем, что создано в других странах, а конкурентоспособность нашей продукции позорно низка».То есть на вопрос можно ответить совершенно определенно: правовых основ недостаточно. Необходимо дополнительное законодательное и исполнительное обеспечение инновационных процессов.

- А насколько документ «Об основах инновационной политики», принятый в Петербурге обеспечивает необходимый уровень развития инноваций?

- Союз промышленников и предпринимателей активно взаимодействует с Правительством города, с КЭРППИТ по вопросам инновационного развития. Мы считаем такое сотрудничество чрезвычайно важным. Правда, далеко не всегда нам удается доказать городу справедливость и обоснованность наших предложений. Но, тем не менее, эту работу нужно продолжать.

Статистические данные пока не подтверждают ускорения инновационного развития в нашем городе. Это сравнительно мягкая оценка существующего положения. Гораздо резче выразился по этому поводу Президент РФ Д.А. Медведев, который на заседании комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики сказал: «...Это провальная задача. Мы ее просто провалили, мы ничего не сделали в этом направлении, наверное, потому, что мы не занимались этим так активно, как должны были бы заниматься. У нас были и другие проблемы, и другие беды, на которые мы обращали внимание».

- Вероятно, следует использовать принцип государственно-частного партнерства в прикладных научных исследованиях, в их коммерциализации? И бизнесу разделить с властью ответственность за процесс

- Можно предположить, что участие бизнеса и государства должно различаться по мере прохождения технологической процедуры создания нового продукта, оборудования, технологии.

На этапе фундаментальных исследований преобладающая роль должна принадлежать государству, поскольку сроки получения нового продукта могут растянуться на 10-15 лет. И риски получить отрицательный результат слишком велики для бизнеса.

При осуществлении прикладных научных разработок возможно совместное инвестирование. Считаю, роль бизнеса должна возрастать на стадии конструирования, разработки технологий. Но это только теоретические предположения и оптимистические пожелания.

А на практике в 2008 году инвестиции на исследования и разработки из средств бюджета составили 70% всех затрат, бизнес профинансировал лишь 19 % всех разработок. Чтобы направлять капитал на научные исследования у предпринимателей должны быть не только деньги, но и стимулы, мотивация, то есть опять мы возвращаемся к проблеме предпринимательского климата.

А вот результат конкретной хозяйственной практики: удельный вес работающих в промышленности города в общей численности занятых - менее одной пятой, а удельный вес ее прибыли в общем объеме - около двух третей.

Значит, пятая часть работающего населения платит две трети налога на прибыль. А в Налоговом кодексе написано, что равные конкурентные условия обеспечиваются равным налогообложением участников хозяйственной деятельности. Отсюда напрашивается сомнительный вывод: промышленность является сверхрентабельным видом экономической деятельности... Попробуйте доказать это любому директору предприятия!

Обратимся к результатам финансовой деятельности: в предкризисном 2008 году сальдированный финансовый результат в обрабатывающих производствах составил 285 млрд рублей, а в кризисном 2009 - только 152 млрд рублей. В этом году снижены затраты и самого государства на разработку федеральных целевых программ.

Теоретически действовать на принципах государственно-частного партнерства, конечно, можно и важно в прикладных исследованиях. А практически для этого предпринимателям, и государству нужны, как минимум, средства.

- Существует такая точка зрения: инновации в России не востребованы. Почему, как вы думаете?

- Вынужден опять повториться: причина невостребованности инноваций в России лежит в неблагоприятной отечественной предпринимательской среде. В жесточайшей конкуренции за место на глобальном рынке мы сильно проигрываем. Западный мир четко осознает, что его преобладание в мировой экономике и политике базируется на технологическом превосходстве. И никто не собирается им делиться. Заграница нам не поможет, никто не станет сокращать свой технологический «перевес», передавать его какой-либо стране, в том числе и России. Поэтому Запад создает условия для перехвата интеллектуальных ресурсов мировой экономики.

Помните, в начале перестройки Сорос предложил гранты нашим ученым на исследования и разработки актуальных проблем науки и техники. При полном отсутствии спроса на свои идеи, разработки, многие наши ученые получили гранты, провели исследования или передали результаты уже проведенных экспериментов.

В результате за копейки по западным меркам был скуплен огромный интеллектуальный ресурс. Яркий пример интеллектуального ограбления нашей страны. Вот в этом конкретное проявление позиции развитых стран. Бывший госсекретарь США Г. Киссинджер, который продолжает играть важную политическую роль в американской элите, заявил еще в 2004 г: «Cуществование науки в государствах недружественных США рассматривается как стратегическая угроза США».

Считается, что деньги решают все, и что можно купить интеллект. Но он не продается. Никакой добрый дядя никогда не отдаст в Россию инновации. Это один из мифов нашего государственного инноваторства.

Инновации - это будущий хлеб детей во всех технологически развитых странах. Живут они с этого! Инновации не продаются по той причине, что они и есть деньги, более надежные, чем любые национальные валюты.

Именно «Интел», «Майкрософт», «Гугл» штампуют деньги. Они весь мир держат на коротком поводке своих технологий. Более того, они всегда могут скупить наши инновационные ростки практически на любой стадии их развития. В развитых странах лучше инфраструктура научного общения, легче с закупкой научного оборудования, выше заработная плата разработчиков. Все это в условиях открытия границ побуждает носителей научных идей перемещаться туда, где их интеллектуальная продукция более востребована.

Отсюда вывод: для развития инновационной экономики необходима такая научная среда в России, которая будет не уступать по конкурентоспособности среде, созданной в развитых странах - по заработной плате, по закупке оборудования, по инфраструктуре научного общения, по востребованности результатов инновационной деятельности.

- Из сказанного вами можно сделать неутешительный вывод: невостребованность результатов научной деятельности напрямую сказывается на ее потенциале, дальнейшем развитии.

- И не только на научной деятельности. Локомотивом прикладных научных исследований, основным заказчиком прикладных НИР и ОКР всегда был военно-промышленный комплекс страны.

С одной стороны наблюдается рост гособоронзаказа на 2010 год в стоимостном выражении, но не на форсаже, а так - сравнительно небольшой. Можно поблагодарить Правительство за то, что в условиях кризиса оно нашло возможность этот рост обеспечить.

С другой стороны Министерство обороны начинает требовать с предприятий ВПК снижения стоимости единицы изделия по отношению к стоимости его в 2009 году. В условиях продолжающегося роста тарифов это ведет к снижению рентабельности, которая и так у многих незначительная. Следствием снижение рентабельности является снижение прибыли. А именно из прибыли и финансируются научные разработки.

Правительство города с участием Союза провело с МО РФ две встречи по этому вопросу. Достигнуты соглашения, по которым можно говорить о некотором улучшении в позиции Министерства обороны РФ.

В США, между тем, военный бюджет нарастили до астрономических размеров. Оборона в Америке выступает как мощный мотор инновационного развития. Все прорывные инновации финансировались и финансируются, прежде всего, из военного бюджета. Включая и продукцию Билла Гейтса. Весь космос был отработан не на частные инвестиции, а на деньги государства. Частный бизнес пришел сюда позже.

То же самое касается большой химии, компьютеров, Интернета: все это было вброшено в реальность с помощью государства, а не частного бизнеса, который, в дальнейшем, почувствовав реальную выгоду, все это коммерциализовал.

Агентство передовых разработок Пентагона, DARPA - одна из важнейших структур американской экономики. Военные НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы) в Соединенных Штатах примерно в сотню раз больше, чем у нас. Ладно, если бы в десять раз - в этих условиях можно, хоть как-то соревноваться.

А когда превосходство доходит до сотни крат - тут получается, как в поговорке: против лома нет приема.

Есть огромная опасность того, что в существующих условиях промышленный бизнес в нашем городе просто сократится. А это один из основных потенциальных заказчиков инновационных разработок. В 2005 году в обрабатывающей промышленности города было занято 253 тысячи работников, в 2009 - только 220 тысяч.

По словам Жореса Алферова, самая главная проблема российской науки сейчас - это даже не низкое финансирование, которое, несмотря на его улучшение за последние восемь лет, по-прежнему в несколько раз ниже, чем в советское время. «Сейчас самая главная проблема заключается в том, что наши практические результаты не востребованы в своей стране ни экономикой, ни обществом, - убежден нобелевской лауреат. - Поэтому единственное, что может возродить Россию, - это возрождение промышленности высоких технологий».

Нужно возрождение, а на деле идет стагнация промышленности. А посмотрим на торговлю: в 2005 году в этом виде экономической деятельности было занято 76 тысяч человек, а в 2009 году - уже 130 тысяч. В финансовой сфере эти показатели составляют 34 и 53 тысячи, в государственном управлении 76 и 102 тысячи соответственно.

Такая уж у нас предпринимательская среда, где преимущества имеют виды экономической деятельности, не относящиеся ни к промышленности, ни к инновациям.

Чтобы не заканчивать на такой пессимистической ноте, справедливости ради надо сказать, что это создавшееся положение осознается руководством страны. Создана специальная комиссия по ускорению модернизации при Президенте РФ, образован соответствующий департамент в Правительстве РФ, начат процесс принятия необходимых решений.